Санкт-Петербург

УПРЯМЫЙ ДОЦЕНТ

 

- Зачем картину такого размера повесили в небольшом проходном зале? – удивилась Елизавета Владимировна, сделала от неё четыре шага назад и уперлась спиной в подоконник окна музея. 

Фон был поделен на два цвета: чёрный и красный, впереди, на невысоком постаменте, стоял бычок в натуральную величину, с блестящей, золотого цвета, шкурой, красными глазами, раздутыми ноздрям и изогнутыми рогами, направленными в зрителя. Хотел боя. 

Фамилию автора забыла, а название – «Золотой Телец». Старые мастера на своих полотнах вокруг него изображали толпу поклонников, а в этом случае, поняла женщина, жаждущими приблизиться к идолу, «отщипнуть» кусочек богатства художник сделал зрителей, волей-неволей, оказывающихся около постамента. 

Середина девяностых годов: нищета, унижение, драки и убийства. «Люди гибнут за металл».

Приснилась ей ночью этот бык с картины и атрибуты траура на заднем плане. Сверкал металлом, грозил рогами. 

Женщина проснулась, села в постели и удивилась себе. 

Ни золото, ни «бумажки», которые называют деньгами, никогда не щекотали нервы ей, доценту, кандидату биологических наук.  Работала с удовольствием, удивляясь такой удаче, что за это ещё и платили. Студентов любила, с коллегами не ссорилась, никого не «подсиживала», авторитет и звания заработала собственными способностями и трудом. 

Больше денег -  жила шире, меньше, как это было во время встречи с Тельцом от художника с забытой фамилией, – довольствовалась малым. 

- Не морочьте мне голову, - сказала коллегам, когда они предложили отнести крохотную зарплату в МММ или Хопёр-Инвест, - и себе тоже, - добавила, помолчав. 

Анонсировала в иностранном журнале исследования и получила грант на их продолжение. 

С хорошим настроем ехала по утрам на службу в бесшумном троллейбусе по широкому проспекту мимо старого сада с фонтанами, вдоль реки, наблюдая, как она играет на солнце волнами, или темнеет от ветра, или прячется от мороза подёргиваясь льдом. В университете улыбалась всем. Считала собственную жизнь благополучной, летала во сне. 

Следующее «предупреждение» от Него получила через сына. 

- Не в деньгах счастье, главное в жизни не продаётся и не покупается, - хотела успокоить его, расстроенного, то ли скачком курса валют, то ли падением каких-то бумаг на бирже. 

- Забудь или держи свои взгляды при себе, - мрачно посоветовал ей «ребёнок», солидный, уверенный в себе, человек в очках с затемнёнными стёклами, топ-менеджер банка, - скажи ещё, что «бедность – не порок», эти афоризмы придуманы лузерами для собственного утешения. 

С тех пор зареклась кого-нибудь учить. 

Третье предупреждение, через несколько лет, оказалось очень серьёзным, даже, не предупреждение, а наезд. 

Банк, вассал золотого кумира, торговец кредитами, с многообещающим названием и сомнительной репутацией, оказался, неожиданно для всех, хозяином здания в центре города, где размещался факультет Елизаветы Владимировны. На окраину переместили студентов, преподавателей, кроликов, крыс, прочую живность и аппаратуру для исследования. 

Виды старого города и реки сменились восемью остановками под землёй в толпе плечистых пассажиров и сотрясением на маршрутке по разбитой фурами дороге. 

Неудачное приземление на каком-то ухабе – удар рогом в спину от сатанинского животного. Пассажиры помогли, покрывшейся испариной от острой боли, женщине выйти из маршрутки. 

Позвоночник не хотел больше ездить на работу, а хозяйка другой жизни себе не представляла. Договорилась с ним на половину поездок и, как следствие, половину зарплаты. 

 - Перевод ВУЗа за город, способствовал «омоложению» преподавательского состава факультета, как того и требовали «верха». Пришли молодые, деловые, зарабатывающие параллельно в других ВУЗах, ведущие собственный бизнес. Жаль, что качество работы нельзя измерить так же просто, как средний возраст сотрудников, - констатирует доцент. 

Успокоила себя тем, что потерю в деньгах компенсирует положительными эмоциями от выставок и концертов, на которые раньше не оставалось времени. 

И тут, на пороге её квартиры возник сын. 

Вежливо поклонившись, расспросил о здоровье, об успехах на работе, слегка упрекнул в том, что не уделяет времени внуку, видятся раза четыре в год по праздникам. 

- Дипломатично не упомянул про дорогущий матрас на кровать, подаренный им, после того, как пожаловалась на боли в позвоночнике, - отметила про себя доцент, - однако, он не приходит без повода, какой «решает вопрос» на этот раз? 

Выяснилось, что на её свободное время есть заявка. Мама шестилетнего внучка, ставшего в этом году первоклассником, выходит на работу, доверять чадо чужому человеку родители боятся. Зарплата хорошей няни - тоже аргумент. 

- Решили сэкономить, превратив доцента в няню, - поняла Елизавета Владимировна, Телец взмахнул золотым хвостом. 

Договорились: три раза в неделю будет забирать из школы «продолжателя династии», остальные дни посвящать работе. Сын сказал, что их это устроит, убрал свои тапочки в стенку прихожей, демонстративно почистил пиджак, хотя шерсти на нём не было, откланялся и исчез. 

- Пушок, тебя не любят, но терпят, - обратилась женщина к единственному приятелю в квартире и собеседнику, чёрному пушистому комку шерсти с двумя зелёными фонариками внутри, - а меня? Но, в том, чтобы поближе познакомиться с внуком, есть, безусловно, плюсы. 

Двери первого класса, конец последнего урока. 

- Активный мальчик, учится прекрасно, но очень активный, - с заискивающей, улыбкой говорит учительница лет сорока, наблюдая, как, вылетает из класса-клетки, неусидчивый сын «банкира». 

- Есть различие между тем, как учительница общается с ней и с родителями других детей, - замечает доцент, - особенно неловко было, когда однажды приехала невестка на BMW в жилетке из роскошного меха и супер-сапогах на высоченных каблуках, пройти на которых можно, как на подиуме, несколько шагов туда и обратно. Невестка посмотрела на учительницу, и та стушевалась. 

- Как изменилась дочь неудачливого риелтора и медсестры за семь лет жизни с её сыном, - подумала в тот момент Елизавета Владимировна. 

Перед ней – «наследник», маленький человек с нежным лицом, нервным подбородком и двумя синими озерами в густых загибающихся ресницах, унаследованные от молодой Елизаветы Владимировны и её сына. 

«Озёра» взрослого «ребёнка» «задрапированы» темными стёклами. Ни один человек в банке не поймёт, что хозяину очков бывает кого-то жалко, перед кем-то стыдно, за кого-то обидно. Отличник, медалист, выпускник института с красным дипломом приспособил свою жизнь к кредитно-финансовому учреждению, к новым жизненным ориентирам. Работает на Тельца. 

- Он ведет себя хуже других? - возвращается к заботам о внуке Елизавета Владимировна. 

- Упаси боже, мы никого ни с кем не сравниваем, - пугается учительница. 

 Ангел скатывается вниз по школьной лестнице, двумя руками держась за перила. 

Бабушка – чужая в школьной раздевалке, а в гардеробе университета все лица знакомые, люди кланяются уважительно. 

Мальчик «застрял» среди вешалок: потерял мешочек с сапожками для улицы. Нашёл, бабушка ждёт, занялся обсуждением компьютерных игр с одноклассниками, бабушка заглядывает в раздевалку. Диспут завершился потасовкой. 

На стороне «врага», как правило, - масса, а на стороне внука – вёрткость, скорость реакции. Недавно, повалил на пол увальня из второго класса и поддал ему ногой. 

Елизавета Владимировна высказалась сыну по поводу «зверства», получила в ответ: родители растят мужчину, способного постоять за себя, а не «эфемерное создание». Снова, намёк и вечная претензия, в том, что, что «не подготовила к жизни». А она опять хотела спросить, к какой жизни его, одного из руководителей банка, добившегося высокой должности и материального достатка, не подготовила? 

Не спросила. Предположила, что у кого-то из его коллег получилось приблизиться к Тельцу ближе, чем сын, наступив на конкурентов. 

На следующий день маленькому вояке разбили коленкой нос, пришлось обратиться в травматологический пункт. Неделю драчун провёл с мамой, лечили синяк и отёк. Радовались, что обошлось без перелома. 

- В какой-то семье тоже «растят мужчину», - сочувствует доцент внуку и учителям. 

После уроков путь пары лежит на детскую площадку с целью освободить «инфанта» от застоявшейся, в школе, энергии. Он пробует на прочность всё, что, теоретически, можно сломать: лесенки, перила, качели, скамейки. Бабушка успокаивает себя тем, что строители «городка» работали на совесть. 

По поводу «пора домой» мальчик не ограничивается возражениями, топает ногой, подбородок начинает дрожать. После предложения «позвонить папе», соглашается, но дышит не ровно, смотрит исподлобья. 

Путь домой - расходы, которые в половину зарплаты доцента не укладываются, и ухмылка Золотого Тельца. Мальчик останавливается около каждой торговой точки, выпрашивая всё от плода манго и пирожного до игрушечного пистолета. Уже на третий, совместно проживаемый день доцент заметила: внучок заранее планирует «кривую» к бабушкиному дому с целью извлечения «прибыли» из путешествия. 

Наконец, они в её однокомнатном жилище. За последние шесть лет Елизавета Владимировна привыкла к нему. 

До брака сына, у них были шикарные апартаменты в старом доме. Высокие потолки, антикварная мебель, библиотека с книгами по биологии и медицине, художественная литература, альбомы по искусству. 

Сын женился в тридцать четыре на девочке двенадцатью годами младше, с двумя высшими образованиями и тремя месяцами беременности. 

- Очень прыткая, - подумала мать и предложила молодой семье разменять квартиру, но сын купил однокомнатную, неподалёку. 

- Тебе будет достаточно этой площади, и я буду спокоен, что ты рядом. 

Брови женщины поднялись. 

- Квартиру я запишу на себя, - продолжил сын. 

- Не согласна, ты же мне её покупаешь. 

- В таком случае, подари мне свою долю в большой квартире. 

Не нашла слов, чтобы возразить. 

- Позволь, не забирать часть книг, негде будет их разместить.  

- Моя библиотека здесь, - сын показал электронную книгу в стильной барсетке из дорогой кожи, - можешь выбросить лишние.  

Тяжёлые книжные шкафы, поскрипывающие при открывании, отреставрированный письменный стол из красного дерева, кресло Пушка и кровать с дорогим матрасом, то ли подарком, то ли авансовым платежом за работу с ангелом, нашли пристанище в малогабаритной квартире. Для шкафа места не осталось, к счастью, гардероб там встроен в стену. 

Раздевается инфант лениво, не спеша. Сидя на пуфике. поднимает вверх ноги в ботинках, предоставляет бабушке поучаствовать в процессе. Елизавета Владимировна развешивает у батареи влажные рубашку и пиджачок, надевает сухую одежду, специальной губкой обтирает сапожки. 

Небольшая кухня, обеденный стол сервирован для дорогого гостя, тихим нежным звукам из магнитолы надлежит настроить мальчика на спокойный обед. 

- К классической музыке человека нужно приучать с детства, - размышляет женщина, пока достаёт из микроволновки тарелочку с наваристым куриным бульоном, - начать с Чайковского или с «Полёта шмеля» Римского-Корсакова? 

- Бабушка, когда ты уйдёшь, эта квартира будет моя? 

Тарелка, едва, не выпадает из рук.  

- Почему у тебя пирожки вкусные, а у мамы нет? – фразы вылетают из него, обгоняя мысли и путаясь в них. 

Снова, перед ней рога металлического животного. 

- Мама покупает готовые, а я делаю сама. 

Про себя: 

- Говорит «уйдёшь», а не «умрёшь», растёт в интеллигентной семье, маленький, не стоит обижаться. Но, как понимать его слова? Семья сына ждёт, когда и эта жилплощадь «освободится»?   

- Квартира будет моя? – гость настойчив. 

- Ну, конечно, дорогой. 

- Тогда, давай уже сейчас, поставим всё на такие места, как я хочу, - нетерпеливые подскоки на стуле. 

- Как же мы поставим? Здесь мои книги, вещи и Пушок. 

Небольшая пауза. Иногда спорить с бабушкой бессмысленно. Не прошло и не надо, следующий «заход»: 

- Бабуля, ты бедная? 

Сложный вопрос для российского доцента. Телец, наклоняет голову на бок, ему тоже интересно. 

- Мне кажется, что нет. 

- Тогда купи «Лего», комплект стоит восемнадцать тысяч! – захлёбывается ребёнок. 

- Это очень дорого, - вздрагивает Елизавета Владимировна. 

- А сколько тысяч у тебя зарплата? 

Она называет цифру. 

- А пенсия? 

Сын банковского служащего в уме складывает цифры, отнимает восемнадцать тысяч. 

- Тебе достаточно будет оставшихся денег. 

Биолог закрывает глаза: 

- Мальчик не мог слышать этой фразы, его ещё не было, когда произнёс её сын. Гены. Вот оно, свидетельство наследственных признаков, - мысли переключаются на просьбу внука, - если не купить «Лего», будет думать, что бабушка «бедная», а, если купить, не хватит средств на новый ноутбук. Пылесос вышел из строя, тоже непредвиденные траты. 

Гость ёрзает по стулу. 

 - Ешь спокойно, не торопясь. 

Обед, в этом случае, - особое действо, требует специальной подготовки, гибкости и материальных затрат. 

Невестка каждую годовщину свадьбы отмечает в платье, которое было на ней в день венчания, показывает всем, что фигура не изменилась. Мальчик, как и мама, считает, что любое масло, жир, сладкое, солёное, печёное и жареное есть нельзя. Из всех сортов мяса семья сына признаёт только куриное филе, наскоро приготовленное невесткой в мульти варке, настолько сухое, что, пережевать его у доцента не получилось, когда была у молодой семьи в гостях. 

Сын «банкира» постоянно голоден, маленького роста, состоит из косточек без признаков мышц, конечности ежесекундно пребывают в движении. 

При виде любого масла глаза его расширяются, руки ускоряются: 

- Бабушка, это нельзя есть! 

Биолог не показывает масло, а наливает в салат или кладёт в пюре заранее. 

Скатерть тонкого хлопка с вышивкой, тарелочки из немецкого сервиза, серебряные вилочки и ложечки, бумажные салфетки с картинками. На приготовление куриного супчика, пирожков и котлеток из индейки (получила разрешение невестки) истратила весь вчерашний вечер, а планировала начать новую статью, очень просили на работе. К следующей встрече с внуком засолила сёмгу. Мальчик не понимает, почему котлеты у бабушки вкуснее маминых. На самом деле, они сделаны из говяжьего и свиного фарша, но этого никому не нужно знать. 

Болтая ногами, ёрзая локтем по скатерти, ангел продолжает задавать вопросы скороговоркой, также говорит её сын, будто выстреливает очередью из автомата и ждёт ответа от не убитого, а, только, раненного подчинённого, который лихорадочно пытается сообразить, чего хотел от него шеф. 

Разговоры мальчика, в основном, - про деньги, бедность, богатство, имущество. 

- Эти темы обсуждаются в семье, потому, что финансы – объект изучения отца, она, тоже, дома всегда думала про работу, - защищает банковского служащего перед самой собой Елизавета Владимировна. 

- Для тех, кто работает в науке или в искусстве, - продолжает размышлять, - всякое достижение вызывает удовлетворение. Деньги - это другое дело, если ставить их во главу угла, когда наступает чувство победы? Ведь много денег не бывает. Возможно, Абрамовичу их достаточно, она этого не знает, а Березовскому, явно, не хватало. 

Елизавета Владимировна пожаловалась сыну: обслуживание «инфанта» обходится дорого, надеялась, что погасит расходы. 

- Не покупай ничего, ты его балуешь, - просьба осталась без внимания. 

- Наверное, должна компенсировать затраты на дорогой матрас обедами для ребёнка, - предполагает Елизавета Владимировна. 

Знает: неведомая ей работа происходит в голове сына, когда он платит за что-то, только, не понимает какая, именно.  Никогда не делал он ей столь дорогих подарков, как за два месяца до устройства мальчика в школу. Она и без матраса не отказалась бы помочь, но, на всякий случай, молчит про устаревший ноутбук, боится, что сын подарит MacBook, как у него, и тогда мать окажется в «неоплатном долгу». 

Бык с картины напоминает о собственном значении.  

Проглотив суп с тремя пирожками, мальчик принимается, за котлетку с пюре. 

Он, хоть и самый маленький в классе, соображает быстрее всех, только почерк подводит. Буквы лезут друг на друга, сильно отличаясь по размеру или смотрят в разные стороны. Он торопится во всём: получить игрушку, победить в компьютерной игре, выиграть в шахматы, написать домашнее задание. 

- Бабушка, почему ты разженилась на дедушке, он тебя обидел? 

Пауза. 

- Как объяснить ребёнку, что не все вопросы приятны людям, даже, если их при нём обсуждают родители? Дальше последуют разговоры об имуществе, - предчувствует Елизавета Владимировна. 

Развелась она с мужем давно. Супруг поленился закончить институт, не хотел работать, не занимался с сыном, не мог заставить себя лечь спать вечером, только, поздно ночью, поднимался после полудня, постель не убирал. Когда рассталась с ним, словно, камень отвязали от ног. Родители поддержали, закончила институт, защитила диссертацию. Докторская была, почти, готова, но начали болеть её старики. Идеями поделилась с бывшим студентом, а ныне деканом факультета. Он и слышать не хочет о том, чтобы Елизавета Владимировна окончательно ушла с работы, единственный сотрудник, статьи которого не отказываются печатать иностранные журналы. Недавно издали учебник. Соавторами её трудов обычно становятся несколько человек, и декан, в том числе. В день юбилея завалили цветами и подарками. 

- Конечно, не в деньгах счастье, – пришло в голову доценту, пока принимала поздравления, - но не стоит ли то, что я делаю, дороже? За многие годы работы должна же была заработать на матрас. 

Пьедестал, показалось, стал выше, Телец смеялся над ней в торжественный день. 

Муж многие годы надеялся на примирение, но трудиться не начал. Когда сын обзавёлся семьёй, папаша продолжал навещать его, тот подкармливал, помогал деньгами. В прошлом году «ошибка молодости» Елизаветы Владимировны женился на уборщице из чебуречной, моложе его лет на тридцать, приехавшей то ли с Украины, то ли с Молдовы. С тех пор старый молодожён сыт, а уборщице не нужно платить за съём квартиры. 

- Почему ты спрашиваешь про дедушку? Разве он бывает у вас? 

- Нет, раньше бывал, а теперь не приходит. Папа обиделся. Дедушка брал у него деньги и обещал свою квартиру, но обманул. 

- Жильё бывшего мужа новая жена не выпустит из рук, - догадывается Елизавета Владимировна, значит, и об этом родители говорят в присутствии ребёнка. 

Покончив с деловыми вопросами, мальчик переходит к сиюминутным делам. 

- Бабуля, во что мы будем играть после обеда? – котлета с пюре и салатом доедена, выпит апельсиновый сок, выжатый бабушкой минуту назад, в него добавлена ложка мёда, доставленного с пасеки. 

Имитируя подвиги героя из какой-то компьютерной игры, внук перескакивает из кухонного окна в лоджию, прячется за креслом, «стреляет» в Пушка из игрушечного пистолета, подает «замертво» на ковре, оживает и «перезапускает» игру заново. Когда Елизавета Владимировна наблюдает за мальчиком, у неё кружится голова, в которой, и без того, масса проблем, например, успеть, хотя бы, часть курсовых работ студентов прочитать к завтрашнему дню. 

- Давай, не будем валяться на ковре, нужно его почистить, вчера доставили новый пылесос, а я не умею им пользоваться, - вытаскивает из-за кресла большую коробку с агрегатом, надеясь на какое-то время занять любознательного ребёнка. 

Мальчик ловко открывает коробку, начинает откручивать и развинчивать, потом, вставлять и привинчивать, как в «Лего». Бабушка не успевает опомниться. 

В конце концов, объясняет своей приятельнице для чего предназначена каждая щётка. Елизавета Владимировна сражена сообразительностью внука. Уговорить его поработать не получается. 

- Что это бабуля? - мальчик обнаружил на лоджии зонд-тент для пляжа. 

Елизавета Владимировна объясняет назначение. 

- Давай его раскроем. 

- Давай. 

Два человека, по-турецки, сидят в комнате на ковре под люстрой и под зонтом, на коленях доцента несколько печатных листов в пластиковой папке-скоросшивателе, курсовая работа. 

- Ты видишь, какой дождь, бабуля, ты слышишь, как он бьёт по зонту, а мы сухие, правда? - дёргает за рукав внук. 

- Правда, сухие, - доцент старается не отвлекаться от чтения, машинально трогает колени, проверяя удастся ли ногам разогнуться так же удачно, как получилось согнуть, чтобы «не замочить». 

- А теперь солнце светит! Смотри, все вокруг просто умирают от жары! 

От имени «всех вокруг» выступает Пушок. Устроившись на письменном столе, рядом с ноутбуком хозяйки, он с осторожностью наблюдает за новой выдумкой гостя. За ноябрьским окном темно, резкий холодный ветер тревожит окна. 

Наступает, назначенное для выполнения домашних заданий, время, папки с работами студентов закрыты, мальчик усаживается за письменный стол, умный Пушок, потянувшись, не спеша, не потеряв достоинства, уступает место. 

Соображает ребёнок слёту, но глаза мечутся, ноги двигаются, кажется, без ведома хозяина, подёргиваются от нетерпения руки. Правая резко хватает ручку, и начинают скакать по тетрадке во все стороны неровные буквы. 

Звонит отец, через пять минут заберёт сына. Мальчик вскакивает, начинает торопливо одеваться без помощи бабушки. Она приносит из кухни и заставляет выпить морковно-яблочный сок, выжатый на соковыжималке, кладёт в бумажный пакет пирожки для мамы с папой, (от бабушкиной выпечки они не отказываются), внуку в карман – очищенные кедровые орешки в полиэтиленовом мешочке. Мальчик подпрыгивает на месте, жалуется, что хочет в туалет, но не пойдёт, боится, что папе придётся ждать его. 

- Помилуй бог, - удивляется Елизавета Владимировна, - папа поговорит со мной минуту, здесь армия, что ли? 

- Нет, потерплю до дома, они с мамой, итак, от меня устали. Бабуля, купи мне к следующей встрече машинку, она продаётся около кассы в магазине, недалеко от школы, - тараторит мальчик, произносит название игрушки, Елизавета Владимировна записывает, - она всего пятьдесят рублей стоит, обещаешь купить? 

- Обещаю, если пятьдесят рублей. 

- Правда, правда, обещаешь? Дай слово. 

- Даю. 

Появляется отец, «солдатик» уходит за командиром. 

Елизавета Владимировна закрывает входную дверь, садиться на пуфик в прихожей. 

- Интересно, - думает, - уставала бы я больше, если бы ездила на работу каждый день? 

Вечер следующего дня. Выбравшись из метро, и закашлявшись от сырого ноябрьского ветра, женщина спешит не домой, а в сторону школы, в магазин, о котором говорил внук. 

Машинка стоит не пятьдесят, а четыреста пятьдесят рублей. Дала слово – придётся купить.

Знает: ангел «ошибся» не случайно, когда называл цену игрушки. Телец удовлетворённо наблюдает, как пересчитывает сначала бумажки, а потом монетки старая женщина.

 

***

 

Прошло пять лет. Елизавета Владимировна в университет ездит редко.  Попыталась уволиться, но декан не отпустил, предложил другую должность. Лекций больше не читает, занятий не ведёт, с животными не работает. От неё требуется сидеть дома, писать статьи и рецензии, руководить аспирантами. Появляется в институте редко, материалы отсылает шефу по электронной почте. На зарплатную карточку поступают суммы, половину которых, она возвращает на мобильный кошелёк шефа. И не только она. Такое время. 

Проректор их университета - под следствием. Он и Телец довольны друг другом. Выйдя из тюрьмы, проректор будет чувствовать себя богатым человеком. 

- Декан, бывший мой ученик, талантливый учёный, - задумывается женщина, - неужели и его карьеру разрушит сделка с дьяволом? 

Она просматривает свои «наработки» за многие годы труда, систематизирует их, просит аспирантов проверить на животных выводы. Придумала новый метод анализа данных, программист написала программу. Метод называется её именем. 

Посещает выставки и концерты, встречается с друзьями. 

Овдовев, вернулся из Штатов бывший одноклассник, а ныне – профессор, её давний поклонник. На американскую пенсию в России можно жить безбедно. В выходные дни заходит к Елизавете Владимировне, если у неё не болит спина, а у него – сердце после недавнего инфаркта. Роман их в школе закончился нелепой ссорой, следующий роман, после развода обоих, - его отъездом работать в Америку, там вступил в брак. Она не обиделась. Писали друг другу и созванивались много лет. Появляется он всегда с букетом цветов. Она не позволяет ему говорить, что ошибся, женившись вторично «по расчёту», но приняла от него, в качестве подарка, MacBook.  

«Инфант», ростом теперь, не самый маленький в классе. Его интересы: робототехника и танцевальный кружок. Забирать мальчика из школы нет необходимости, после занятий идёт сам, но не домой, а к бабушке, привык обедать у неё. С ней был в театре на балете «Щелкунчик», ходил на выставку старинного оружия и в цирк. 

У неё познакомился с мифами древней Греции, узнал, что название «атлас» и «Атлантический океан» произошли от имени героя греческих мифов, держащего на плечах небесный свод, что слово «хроника» - это видоизменённое имя бога времени Кроноса, а Дедал занимался бы робототехникой, если бы дожил до наших дней. 

Про Золотого Тельца она ему пока не рассказывала, не знает с какой стороны подать этот материал. 

Что мешает доценту чувствовать себя совершенно спокойной и счастливой? 

Не только позвоночник. 

- Мы с ним научились договариваться, - рассказывает друзьям. 

Родители мальчика разводятся. 

Процедура проходит болезненно, делят шубы, «брюлики», швейцарские часы, «БМВ» и «Мерседес», участки земли, которые сын приобрёл до женитьбы, а жена претендует на них, ненавидят друг друга. 

Но главный спор - вокруг ребёнка, ибо мать его хочет получить половину роскошной квартиры, которая принадлежала раньше Елизавете Владимировне, и солидные алименты.

Молодая женщина сменила несколько мест работы. Каждый начальник, по её словам, был плохой, сотрудники - дебилы, и никто не ценил её по достоинству, а муж – холодный, жёсткий и скупой. Лучший выход – существовать в собственном жилище на алименты и подыскивать нового «спонсора». 

«Банкир» не хочет содержать скандальную женщину, не уверен, что деньги она потратит на ребёнка. 

Оба утверждают, что действуют в интересах сына. 

- Учительница из школы возила меня к судье, там спросили, с кем хочу жить, - рассказывает мальчик. 

- Что ты ответил? - бабушка глотает таблетку от давления, оно поднимается, если начинаются где-то распри, особенно, в семье внука. 

- Ответил: «и с папой, и с мамой», но говорят, что нужно обязательно выбрать. Понимаешь, выбрать! Я не могу никого из них обидеть, сказал: «с бабулей». Ты согласна? Нам, хватит денег для двоих? –   брови домиком. 

У Елизаветы Владимировны нет ни времени, ни здоровья, чтобы взять на себя полностью заботы о внуке, да и никто ей этого не позволит. 

- Понимаешь, - говорит бабушка, обняв мальчика, - счастье-то не в деньгах. 

- А в чём? 

Телец и мальчик замерли в ожидании ответа. 

- Ни в чём, а в ком. В нас. 

 

         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных