Санкт-Петербург

АЛЬФА ПЛЮС ОМЕГА

Аркадий появился на свет с отметкой «альфа», первой буквы греческого алфавита. Никому из окружающих людей не пришлось в этом усомниться. В собственной жизни, в семье и на работе он всё определял сам.

«Единственное, на что не могу повлиять, это погода», - шутил, иногда.

А с погодой творилось неладное. Зимние месяцы походили на позднюю осень: небо - серо, земля – черна.  Подгнившие листья напрасно просились под белое укрытие. Февраль закончился грязными дождями, март принёс тепло, необычное для ранней весны, а апрель обещал летнюю жару.

Планета надсмехалась над своими обитателями. К путанице с сезонами добавилась болезнь, зародившаяся в малоизвестном китайском городе, она преодолела границы и поползла по странам.

Люди нервничали, читали сводки, искали рецепты в интернете, закупали лекарства и продукты про запас.

Аркадия раздражала суета. За завтраком он прервал жену:

- Лена, давай, дома обойдёмся без «корона-мании», достаточно её на всех каналах, эпидемии нет, есть политика и экономика, например, дешевеющая нефть. Негативная информация имеет сильное воздействие на человека, с толпой может сделать, что угодно. Скажи ещё, чтобы я маску надел и перчатки. Нет, не надену из принципа. Который час?

Паузу, которая последовала за этим простым вопросом не понял бы посторонний человек, незнакомый с семьёй.

Во-первых, Лене требовалось время переварить услышанное, а во-вторых, у неё имелись планы на этот день.

«Сегодня суббота, похоже, он куда-то спешит, - догадывается женщина, – я надеялась, что вместе вывезем девочек за город, как сказать об этом?» 

На подобные случаи у неё внутри живёт голос, он подсказывает нужные слова.

«Жена у меня, всё-таки, - тормоз, ей повезло, что встретила такого человека, как я, - мысль проскакивает в голове Аркадия, между просмотром почты и новостей на планшете, - если сообразительность её проецировать на греческий алфавит, получится «омега», последняя буква».

Вокруг тихо, чисто, тепло, пахнет кофе, вкусный омлет скворчит на сковороде. Ничто не предвещает бунта на семейном корабле. Новые оконные занавески Лена сшила сама, специалист по интерьерам. Кухня-столовая с дорогой мебелью, сочная зелень комнатных растений, яркие фрукты в роскошной вазе олицетворяют комфорт. Вокруг мужчины бесшумно, как дух, порхает фигурка в изящном домашнем костюме, превращающая в реальность вкусовые, визуальные и сексуальные ожидания мужчины.

Не получив ответа, проверив текущее время на планшете, муж доводит до сведения супруги:

- С утра я в спортзале, после обеда буду смотреть новую машину.

И тут, верный друг Лены, внутренний голос, мягко, осторожно, как зверёк, то приближаясь к опасному предмету, то отпрыгивая назад, находит подходящее возражение:

- Дорогой, спортивные клубы закрыты, вирус…

- Про «корону» я тебе разъяснил, и ты должна была понять, - говорит мужчина, но во взгляде на супругу угадывается сомнение, - в клубе у меня - персональное занятие. Ждите к вечеру. Пока, моя овечка.

Нежный поцелуй в щёку. Первую жену Аркадий называет Козой. После полутора лет слёз и истерик, брак пришлось прекратить. Он помог Козе устроиться на работу, иногда, поддерживает материально. Если, получив наличные, она начинает раздеваться, надув губы, это не его инициатива и не его забота.

Голова мужчины погружена в серьёзные проблемы, он - директор производственной фирмы. Карантинный перерыв на них не распространяется. К напряжённой работе добавилась задача: обеспечить выпуск продукции меньшим числом сотрудников ввиду болезни других.

С понедельника по пятницу перед ним круговерть: продукция, клиенты, контрагенты, подчинённые, плюс мысли об оптимизации компании в новых условиях.

Суббота – день разгрузки.

«Персональный тренер» в спортклубе, сочная девица с выпученными круглыми глазами, накаченной грудью и крепкими ягодицами, держится так, что Аркадий рассчитывает на продолжение занятий вне зала с тренажёрами.  

«Сегодняшнее выступление оказалось неудачным, - успокаивает Лену внутренний голос, - не расстраивайся, муж у тебя умный и очень сильный, хорошо зарабатывает, повезло…».

Она закрывает за ним входную дверь.

Однажды, поделилась с мамой:

«Чувствую себя элементом декора в жизни Аркадия».

И услышала в ответ:

«Пусть это будет самая большая неприятность между вами».

Лена не поняла: мать имела ввиду будущую семейную жизнь дочери или собственную с отцом.

В понедельник к авралу на работе добавилось беспокойство или неудобство, причём в таком месте, которое не упоминалось в симптомах «корона-вируса». Возникло подозрение, что презерватив был надорван.

Девка с умопомрачительным, как у проститутки, именем Камилла и с физиономией Дуни так ловко играла мускулами голого зада, что деловому человеку не трудно было догадаться, в чём состоял талант и основной заработок «тренера». Тогда уже мужчина вздрогнул от опасения:

«Не подхватить бы на ней что-нибудь».

Во вторник вечером заехал в аптеку за антибиотиком, который ему выписывали однажды, с тех пор проявлял осторожность, и бог миловал.

В киоске около дома взял шикарные лилии для жены на случай, если неприятность не удастся скрыть.

Лена терялась в догадках по поводу букетов супруга не к конкретной дате, а просто так. Через девять лет брака особой пылкости в их отношениях уже не было, не такая она дурочка, чтобы принять корзинку с ранними ландышами или пять роз на длиннющих стеблях за страсть. Советовалась с внутренним голосом, но тот отмалчивался многозначительно...

Ночью, с четверга на пятницу, Аркадий разбудил жену.

- Дай, пожалуйста, термометр.

Измерили температуру, 38 и 7.

«Вирус», - подумала женщина.

«Сссука Камилла», - сказал себе муж.

На случай «короны» в изящной коробочке для лекарств Лена припасла парацетамол, его рекомендовали на сайтах. Дала мужу таблетку, приготовила элитный зелёный чай с мёдом, лимоном и имбирём, оставив в кухне непередаваемый аромат.

Приняла душ, продезинфицировала руки, подняла дочек, заставила прополоскать горло, почистить носики. Напугала родителей ранним звонком, сказала, что привезёт детей. Пришлось оставить их на лестничной площадке перед квартирой предков, попросив маму не приближаться к себе.

Ёкнуло в сердце: между ней и теми, кто дорог, образовалась дистанция. Надолго ли?

У Аркадия болело всё: ноги, руки, голова, грудь, печень, почки. И противнее всего был мучительный зуд в некоторых местах, пожаловаться на который жене не мог.

«Чем наградила меня тварь?» - метался он, горячий, среди подушек. Звонки с работы сбрасывал. 

Жена возникала, склонялась над ним с питьём и жаропонижающим и растворялась среди, ему казалось, распухшей мебели в спальной.

Утром четвёртого дня температура спала.

Обессиленный Аркадий сначала позвонил заместителю, уладил рабочие вопросы, велел закупить маски, перчатки, дезинфекторы для рук на случай проверки, дотянулся до планшета, заказал по интернету в аптеке другое лекарство от предполагаемой болезни. С трудом оделся, чтобы пойти за новым средством, спустился вниз на лифте, и, едва, не потерял сознание. Вызвал жену, она помогла вернуться в квартиру. Нижнее бельё было мокрым от пота.

- Тебе следует закрывать лицо, чтобы не распространять инфекцию, кабина лифта не проветривается…

Кашель мужа прервал тираду супруги.

Она заварила травяной сбор с эвкалиптом, чтобы Аркадий подышал над паром, приготовила горячий глинтвейн.

Несколько раз в день соединялась по «WhatsApp» с девочками, слушала любимые, как щебет птичек, голосочки, а в голове стучало:

«Только бы не заболеть, только бы не заболеть».

Стрелка подозрений Аркадия, «отъехала» от имени «Камилла» и начала склоняться в сторону «короны». Возможно, тренер не при чём, но это нужно проверить.

В коммерческой лаборатории на первом этаже многоквартирного дома с консьержем и паркингом, где жила семья, тестировали на COVID.

Мужчина оделся, в сопровождении жены добрёл до нужной двери, Лена была в маске и перчатках, больной – нет. От входа тянулась очередь из людей, разделённых дистанцией в полтора метра, кабинет принимал по одному пациенту.

Аркадий взбесился:

- С ума сошли, от гриппа тоже погибали каждый год, но экономику и социальную жизнь никто не останавливал. Чёртовы политтехнологи ввели людей в состояние стресса. Надо брать пример со шведов.

Задрожали ноги, мир закружился вокруг, пришлось вернуться домой. Лена снова переодевала его, стирала, гладила, дезинфицировала туалет, кипятила посуду, мыла пол с хлоркой, просила мужа защищать маской лицо, когда выходит из спальни.

- Тебе это уже не поможет, - «успокоил» жену супруг.

К полосканию горла и носа, обеззараживанию рук женщина добавила четверть стакана водки на ночь. Лежала, свернувшись калачиком в кресле перед дверью в спальню, чтобы не контактировать с больным лишний раз и услышать, если он позовёт.

Мама и папа мучились с уроками дочери восьми лет на «удалёнке», «сдавали», даже, физкультуру. Младшая, четырёхлетняя, неугомонная, принимала занятия за увлекательную игру, возбуждённая, носилась по квартире, кричала, старики не умели её успокоить и сильно нервничали.

Муж по телефону отчитывал подчинённых, собирался ехать на фирму.

Лена несмело возражала, просила вызвать врача, чтобы определить, можно ли ему контактировать со здоровыми людьми, опасно ли её общение с детьми.

Сначала Аркадий отказывался, подозревая другую болезнь, потом боялся, что заберут в больницу, оттуда он не сможет «разруливать» дела предприятия. Организовал видеоконференцию, принимал отчёты.

Утром открыл глаза, мир изменился: ни аромата благовоний в спальне, ни запаха элитного чая, ни нежного шевеления воздуха от духов жены. Обоняния у него больше не было, похоже, это, действительно, COVID.

С Леной, в это время, связались институтские приятели, предложили провести дистанционно урок по шитью медицинской маски, преподаватель больна.

Лена и раньше выполняла небольшие работы на дому. Установила программу «Zoom» на ноутбуке, нашла старый ситцевый сарафан, раскрашенный красно-зелёно-голубыми цветами, попросила мужа один час её не беспокоить.

Маску учащиеся признали самой красивой в интернете, поднимающей настроение, особенно, после того, как автор кокетливо примерила её на себе.

Планы вести занятия дистанционно прервались сообщением от мамы: у отца подозревают инфаркт.

Детей следовало срочно забрать. Куда? В доме хозяйничал вирус. Пришлось просить подруг взять девочек «на передержку», как котов.

Миновало ещё несколько дней с момента, как ворвалась в семью «корона».

Аркадий, погрузившись в кресло на кухне, размышлял о том, что скоро май, а, каким был апрель, он не заметил.

- Ты показала себя заботливой женой, - произнёс снисходительно, - пойду прогуляюсь.

У него не получалось болеть в постели. Ежедневно спускался на лифте во двор, перешагивал через ленту ограждения на спортивной площадке, не обращая внимания на замечания посторонних, выполнял одно-два упражнения на брусьях, турнике или шведской стенке, потом шёл в магазин. Возвращался бледный, держась за стену.

- Снова, без перчаток и маски, - огорчалась жена.

- Мне, похоже, больше ничего не грозит.

- Это защитит других людей, - брови её образовывали домик-просьбу.

- Хорошо, хорошо, положу в карман, если попросят, надену, ты не хочешь составить компанию?

- Нет.

Обычного замедления при ответе не последовало. У Аркадия возникло подозрение, что кроткая его овечка чем-то недовольна.

Брови её не изменяли положения.

- Давай вызовем врача, нужно понять, можно ли забирать девочек, и я должна навестить отца.

- Почему нет? Привози, я соскучился, и к родителям поезжай.

- Пойми, мы не знаем, опасно ли общение с тобой, являюсь ли я переносчиком болезни.

- Сколько можно говорить, COVID похож на обычный грипп, возможно, я его подхватил, но легко разделался.

- Легко, - как эхо, печально подтвердила женщина.

- Дети его переносят без осложнений, посмотри в интернете сколько случаев их гибели на сто тысяч…

- Дорогой, чтобы жить по статистике, нужно иметь сто тысяч детей, а у нас, только, две милые доченьки, откуда я знаю, не произойдёт ли, именно, с ними несчастный случай.

- Обыкновенная женская блажь. А если случится землетрясение или атомная война? Видишь ли, Лена, я занимаю высокую должность, защитил кандидатскую диссертацию, и, наконец, не был убит, когда служил в армии, потому, и только потому, что ничего никогда не принимал на веру. Должен был убедиться сам. Сейчас на себе испытал: COVID – не страшнее гриппа.

Она смотрела на умного, успешного мужчину, считающего себя интеллигентом, и подумала:

«Наплевать ему на детей, на моего отца, и на всех, кого заразил и ещё заразит».

Долго отмалчивающийся внутренний голос отпечатал, неожиданно, короткое слово:

«Хам».

Лена не позволила ему вырваться наружу, ибо сила противодействия со стороны мужа в её семье, вопреки закону Ньютона, значительно превосходила силу действия жены.

Минут через тридцать хлопнула входная дверь. Со вчерашнего дня мужчину беспокоили боли в позвоночнике, потянул спину на турнике, поморщившись, он встал с кресла, неуверенной походкой двинулся по коридору. На лестничной площадке увидел жену с сумкой - чемоданом, она вызывала лифт.

- Ты куда? – удивился больной.

- Сняла апартаменты, поживу с детьми, пока не закончится твой карантин, оповести меня об этом справкой от врача.

Двери лифта, дрожа и стуча, разъехались, потом захлопнулись, он в первый раз замешкался с ответом, настолько был изумлён.

Вернулся в квартиру, осторожно погрузился в кресло. Вызов с работы отменил. Следовало подумать о главном событии на эту минуту.

«Что произошло? Неужели, козой оказалась его следующая овечка? Не похоже. За девять лет совместной жизни он распознал бы в ней психопатку».

Взял телефон, с трудом нашёл в нём жену, потому что вместо привычного улыбающегося личика на фото профиля была разноцветная маска, светлые глаза и тяжёлые волосы цвета песка. Позвонил.

- Что случилось? Я обидел тебя? …. При чём здесь врачи и «корона -вирус»?! … Мне известно, что я отец своих детей. Был уверен до сих пор…  Два года назад мы болели гриппом всей семьёй и не ссорились. Назови настоящую причину… Не волнуйся, принесут еду из ресторана, не умру от голода. … Про девочек беспокоюсь, но они могут заразиться, где угодно, или уже переболели, а про твоего отца думаю, что, если бы он пил меньше и гулял на воздухе вместо прозябания на диване, возможно, сердце было бы в порядке. И «корона» здесь не причём…. Ещё раз спрашиваю, в чём моя вина? Объясни, постараюсь понять, не баран же я.

Жена нажала «сброс».

Муж остался сидеть в кресле, закрыв глаза.

«Чёрт! Если бы попросила денег…, но потакать капризу…»

После нескольких минут размышления выбрал в «WhatsApp» картинку: рыжеволосая молодая особа с большими губами смотрела с экрана телефона, заткнув ладонями уши, это была его секретарь, понадеялся, что «аватар» предназначался не для начальника.

Девушка тайно вздыхала по шефу, а он делал вид, что не замечает этого, потому что строго придерживался мужскому правилу не заводить романы на работе. Позвонил.

- Поля, нужна справка о том, что мне проводили исследование на корона-вирус и результат – отрицательный. Достань или скопируй из интернета. Программисты пусть выполнят печать на цветном принтере.

Поля ожила, встрепенулась, как, соскучившаяся по хозяину, преданная собачка, открыла рот, чтобы спросить, для кого предназначен документ, кто на фирме выше «альфы», их директора, но не спросила. За три года работы с шефом, у неё внутри тоже  «завёлся» внутренний голос.

 

 

         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных