Санкт-Петербург

СУЩЕСТВО

 

Странная история случилась с Варей, трезвомыслящей женщиной тридцати семи лет, работающей в фирме по конструированию подводного оружия.

Черти и ведьмы, вроде бы, остались в детских сказках, чудовища и монстры - на картинах старых мастеров, а «перемещение во времени» жертв Бермудского треугольника, и вовсе, не требует комментариев при её-то специальности.

И, всё-таки, некоторые обстоятельства своей жизни она объяснить не может.

Началось с того, что Варя получила однокомнатную квартиру после смерти деда. Похоронив его, она и муж приступили к уборке, ремонту, замене мебели и подготовке жилья к сдаче в наём.

В это время из северного городка позвонил Денис, троюродный брат женщины, сообщил, что, ему предложили работу в главном питерском офисе банка, попросил подыскать жильё.

Варя опасалась посторонних людей и сочла, что такой квартиросъёмщик - предпочтительный вариант.

Щепетильный супруг её был против договорных или денежных отношений с друзьями и родственниками, говорил, что так их можно потерять. Пока вели дискуссию, молодой человек приехал, и вопрос решился сам собой.

Появился Денис не один, с Аней. Давно ли они знакомы, Варя не спрашивала, сначала, стеснялась, потому что мало знала брата, а потом молодые люди начали ссориться, и проявлять любопытство считала неуместным.  

Анечка была похожа на Клаудию Шиффер в молодости, только с вологодским акцентом, наивным взглядом и простовато одета. Варя сразу поняла, что с такими внешними данными не только во второй столице, но и в первой, её недостатки скоро станут незаметны. Кроме того, девушка замечательно улыбалась лицом и душой, приветливо и бесхитростно, просто светилась.  Денис был с ней мягким, трепетно нежным, заботливым. Они прожили вместе около года, и Аня ушла. Это случилось в канун майских праздников.

Был последний день апреля, Варя на кладбище ухаживала за могилой деда-фронтовика, когда позвонил Денис, сообщил, что отправляется на своём «Фольксвагене» в путешествие по Европе, хочет новых впечатлений, чтобы забыть старые, попросил подъехать к нему.

Это было неудобно для Вари, но она согласилась.

Молодой человек выглядел угрюмым, нервно двигался по квартире собирал вещи.     

- На работе меня поняли, отпустили на две недели в счёт отпуска плюс праздники. Помоги, пожалуйста, с уборкой, я немного намусорил, пока жил один.

-O.K., удачи, надеюсь, все будет хорошо.

И Варя пожелала ему того, что никак не могло случиться, по её мнению, скоро: найти новую любовь.

Захлопнулась дверь, Варя осталась среди того, что Денис назвал: «Немного намусорил».

Дедушкино наследство в историческом центре города супруги оформили и обставили, как гостиничный номер в стиле «ретро», это позволяло гостю почувствовать старый Петербург, где неподалёку жил Достоевский и гулял Гоголь.

Денис познакомился с соседями, справлялся о делах и здоровье, пожилым женщинам помогал поднять тяжёлые сумки, потому что лифта в доме не было, то есть для окружающих оказался приятнейшим человеком.

Месяца не прошло, он попросил позволения поставить в комнате верстак для столярных работ, чтобы самому сделать стеллаж из сосновых досок.

- Помилуй бог, стеллаж будет нонсенс в нашей квартире, но, если он тебе непременно нужен, купи в магазине, стоит недорого.

- Дело не в деньгах, я, видишь ли, фанат природы, но в зимние и ненастные дни, когда за город не выехать, люблю дома столярничать.

- Хорошо, ставь верстак, - согласилась она, вздохнув, - только, убери с пола ковёр.

Потом начались конфликты между молодыми людьми. Причину Варя не понимала. Внешне брат - нормальный парень среднего роста, ширококостный, в очках, с немного рассеянным выражением лица, похож на Пьера Безухова.

- Господи, да где она найдет такого умного порядочного человека с хорошим образованием и высокой зарплатой? Вертихвостка! Что ей нужно?

Денис пожимал плечами:

- Такая работа, я устаю от людей, от бумаг, от напряжения. Хочется отвлечься. Отдых для меня - уехать в любую страну на море или на речку, найти место, где никого нет, поставить палатку, сесть вдвоём с удочкой в тишине, наловить рыбы, сварить на костре.

- А Аня?

- Ей нужна джакузи, без неё не поедет. Отель – скучнейшая вещь, по вечерам приходится солидно одеваться, дефилировать вдоль набережной. Там устаю, а не отдыхаю.

Как женщина, Варя понимала и Анечку. Одно дело, ловить рыбу на природе в компании фанатов этого занятия, а совсем другое, заниматься сексом в палатке при отсутствии соответствующих удобств, когда вокруг кружат комары, а под спиной скрипит песок.

- Вы такая приятная пара, может быть, попробуете отдыхать порознь?

- Нет, слишком много ссор: то пол не пропылесосил, то в ванной за собой не убрал.

Теперь, оставшись одна, Варя осматривала квартиру.  Мебель Телевизор стоит на книжном шкафу экраном в стенку, тумбочки и кресла перевёрнуты и сложены друг на друг, как на складе. Только громадный шкаф-купе Денис, наверное, не смог сдвинуть с места. Зато в центре комнаты располагается главная вещь в интерьере современной квартиры: столярный верстак, со стружками и опилками под ним. Термосы, рыболовные снасти, рюкзаки, накомарники, разбросанные повсюду, Варя объяснила отсутствием «женской руки».

«Не каждая согласится дышать опилками или высасывать пылесосом последствия хобби приятеля», - подумала она.

После уборки Варя поискала в кухонной стенке пузырёк с йодом, чтобы продезинфицировать укол на руке, повыше запястья, который получила на кладбище.

На месте укола образовалась болячка, сковырнуть которую не получалось. Варя слегка близорука, пришлось достать из сумки очки, и обнаружить, о, ужас: в руку впился клещ! Откуда он взялся в последний день апреля на месте вечного упокоения в черте города?!

Лихорадочно отыскала в смартфоне клинику, где проведут исследование опасного кровопийцы, вытащила его пинцетом и поместила в маленькую баночку из-под аджики, предварительно вымыв её. Испуганная так, как будто уже заболела энцефалитом, она рухнула на кровать, потому что кресла, одно на другом, не годились, чтобы в них сидеть. Шок от произошедшего вырубил её из окружающего мира.      

Не светло и не темно, резало глаза, она подскочила от громких звуков, это дверцы шкафа-купе выпали и лежали на полу в воде, рядом с осколками круглой, как шар, стеклянной вазы. Очень болела голова.

Первая мысль:

- Написано на сайте, что болезнь проявляется через 12 дней после укуса, а у меня, похоже, началась сразу.

Вторая мысль:

- Откуда вода? Вазу на шкаф ставила сама, в ней были искусственные цветы. Денис, снова, что-то начудил? Но дальше стало еще страшнее: среди осколков стояла девушка или девочка маленького роста, на голове синий колпачок, как колокольчик, худенькое туловище перевязано красной лентой, следы бюста отсутствуют, ручки тоненькие, ножки - как два сучка, торчащие из джинсовых шорт. Глаза, злорадные и враждебные. Варя почувствовала озноб. Локотки непрошенной гостьи смотрели в стороны, потому, что к груди она прижимала продолговатую сумочку.

- Кто вы, что здесь делаете?

Сначала, Варя подумала, что Денис забыл закрыть входную дверь, потом, ей показалось, что девочка появилась из шкафа, поэтому упали дверцы и разбилась ваза.

«Сумка в её в руках принадлежит Денису, в ней деньги и кредитные карточки», - поняла Варя.

- Отдайте то, что взяли, - как можно строже, приказала она.

Девочка молчала и издевательски улыбалась, как будто хотела сказать: «Говори, говори, а всё будет, по-моему». 

Голова раскалывалась.

- Я заболела, уходите.

Нет, странное существо не собиралось уходить, наоборот, сделало к ней шаг, глядя на шею, как вампир в фильме ужасов.

«Хочет меня убить?»

Попытки напасть не было, второй шаг и существо плечом прижалось к хозяйке квартиры.

Становилось совсем темно, Варя хотела выйти на лестницу позвать соседей, на ощупь двигалась вдоль стен, натыкаясь на мебель, понимая, что через несколько минут совсем ослепнет, девочка следовала рядом, омерзение вызывало прикосновение костлявого плеча. Просить о помощи нежданную гостью было нелепо, от нее и исходило зло.

- Убирайтесь вон из моего дома! - собрав последние силы, закричала Варя и проснулась.

Дверцы шкафа - на месте, ваза с искусно выполненными орхидеями - на шкафу, на полу - сухо.

«Обидчик» бегал в баночке из-под аджики в поисках выхода, раздражённый, наверное, не улетучившимся чесночным запахом. Он так потряс Варю что привиделся кошмар.

- Не выскочишь, - сказала она врагу, проверив, плотно ли завинчена крышка.

На следующий день, первого мая, сдала баночку со «зверем» в приёмном отделении инфекционной больницы. Через несколько дней получила сообщение, что он не опасен. Варя решила, что история удачно закончилась, но, оказалось, что - нет.

От Дениса пришла смс-ка: познакомился с девушкой, родом из Питера, вернутся вместе такого-то числа.

- Хорошо, что нам дано забывать потери и обиды, - подумала Варя, -  надеюсь, его новая подруга окажется культурным человеком, который научит любимого жить в уюте и комфорте в центре города, отдыхать в музее или в бассейне, и, совсем, необязательно для этого строгать доски.

Вечером, указанной Денисом, даты, Варя приготовила праздничный ужин. Заскрежетал ключ в замке, она бросилась навстречу.    

- Привет, - сказал Денис, - знакомься, Лиза.

Несколько секунд Варя не могла совладать с лицом. Пред ней, не с сумочкой, а с рюкзачком, и не в синем колпачке, а в синей бейсболке, в этом, только, и было отличие, стояла девочка из сна.

Большие пальцы рук заложены за лямки, рюкзака, висящего за спиной, локотки торчат в разные стороны, как будто неровно переломили веточки, женская грудь под красной майкой не просматривается, тонкие ножки в коротких шортах, одинаковой толщины от ляжки до щиколотки, имеют неровные наросты вместо колен. А глаза! Варя сразу же вспомнила их, злобно, ожидающе смотрят на неё глаза ощетинившейся крысы, готовой наступать или обороняться. Наверное, и девочка узнала Варю, искусственно раздвинулись тонкие губы. Нет, улыбка не могла обмануть при таком взгляде.

 - Очень рада, здравствуйте, проходите, к сожалению, не могу составить вам компанию, тороплюсь, - пробормотала хозяйка квартиры, ощутив холод вдоль позвоночника второй раз за две недели.

По дороге домой уговаривала себя, что слишком впечатлительна, что лица видения из сна не помнит, но тут же всплывали умные жёсткие глаза, и они были - один в один.

Через некоторое время Денис рассказал, что познакомился с Лизой в Чехии у друзей. Она работала переводчицей, согласилась на путешествие с ним по Франции.

- Представляешь, пошли в горы, вокруг никого, только виноградники. Я специально сделал так, что мы ночевали четыре ночи на земле, и ей понравилось. У нас одинаковые увлечения.  

Варя посочувствовала французам. На примере собственной квартиры поняла, что оставила эта пара после себя на виноградниках гостеприимной страны.

- Лиза надолго приехала?

- Закончился контракт, ждала нового, я предложил вернуться в Питер.

Однако, счастливым, как с Аней, молодого человека назвать было трудно, скорее удивленным или озадаченным: нашел девушку со сходными интересами, но радовались этому мысли в его голове, а сам он – нет.

- Видишь, как удачно всё разрешилось, мне казалось, ты Аню никогда не разлюбишь, - Варя провоцировала его на разговор.

- Я её и сейчас люблю, - ответил, растерявшийся Пьер Безухов, а Варя подумала, что, в отличие от Лизы, Элен была красавицей.

Чем помочь брату? Рассказать, как его подруга приходила к ней во сне за неделю до их знакомства? Как в баночке, в виде клеща, сдала её в больницу имени Боткина и надеялась, что избавилась навсегда? Реинкарнация клеща в двадцать первом веке? Денис подумает, что она сошла с ума.

Пытаясь наладить контакты, Варя приглашала молодых людей к себе домой. Та же недобрая улыбка гостьи, тот же пронзительный взгляд. Супруг, сначала, посмеялся над «экстрасенсорными» способностями жены, но, познакомившись с девушкой, удивился, и в дальнейшем предпочёл с ней не встречаться.

Если Лизы не было рядом, Денис пытался оправдывать подругу, словно кто-то выражал недовольство.

- Мне кажется она взрослее Ани не на два года, а на десять, такая умная.

- А выглядит моложе, - заметила Варя, вспомнив жёсткое тельце куклы, выструганной из полешка и тонкие сучки-конечности.

- Наверное, нужно жениться...

Что возразить?

- Рыбачили в Норвегии, - продолжал Денис, - собирали ягоды в Финляндии, её ничего не раздражает.

«Почему с Аней, которая тебе возражала, ты летал, а с Лизой едва носишь ноги? В чём причина плохого настроения, чувства обречённости?» - хотела спросить Варя, но не решилась вмешиваться в чужую жизнь.

- Лиза нашла работу?

- Это необязательно, я зарабатываю достаточно, у неё есть хобби: занимается батиком, строит большие планы. Понимание между близкими людьми - это главное, я прав? – брат, снова, искал поддержки.

- Моя бабушка, сестра твоего дедушки, покорительница мужских сердец, незадолго до смерти открыла секрет счастливой семейной жизни: любить самой. Сделать, чтобы тебя любили, значительно легче.

Намек Денис не понял или не принял.

Пара прожила вместе более года, когда Варе пришлось приехать в квартиру: потекла вода из трубы в кухне. Денис попросил Лизу открыть дверь, указав точное время, назначенное водопроводчиком. Варя звонила, стучала минут десять.

Наконец, щелчок, на пороге существо с намотанным на голову полотенцем в домашнем халате на костлявых плечах, распахнувшимся на груди, непохожей на женскую. Стало ясно, что, ответив Денису: «хорошо», она полезла в душ и звонка не слышала.

«Так не может поступать нормальный человек, - подумала Варя, - чего я хотела бы больше всего на свете? Не видеть никогда, ни во сне, ни наяву это создание, которое прогнала однажды, закричав во сне.  Зачем оно вернулось, прицепившись к Денису?»

На кухне из кипящего котла поднимались облака пара, отдающего каким-то техническим запахом. На столешнице - грязные сковородки, кастрюли, в раковине – немытая посуда. Дверцы стенных шкафов распахнуты и, похоже, никогда не закрываются, петли от перенапряжения развалились, полки в шкафах - пустые, но самодельный стеллаж заполнен столярным и каким-то ещё инструментом.

На подоконниках -  банки с вареньем, оно вспенилось и течёт.

- Что это, Лиза?!

- Варенье из брусники и черники, собирали в Финляндии, ваш холодильник, слишком, маленький, - язвительным голосом ответила жиличка, подчеркнув слово «ваш».

- Собирали прошлым летом, а сейчас наступило следующее, варенье испортилось на солнце.

Лиза взяла мобильник со стола.

- Диня, - слащавая интонация с угрожающими нотками, словно, кошка-хищник предлагает мышке: «Иди я тебя поглажу», - пришла Варвара Михайловна и требует объяснить, почему у нас банки стоят на окне.

Фраза предполагала, что родственники должны поссориться.

- Поговорим потом, - ответила Варя, прошла в комнату и застыла. 

Теперь до неё дошло, что означали слова: «Занимается батиком».

Около верстака появился грубый стол из сосновых досок, видимо, исполненный на этом самом верстаке, на столе валялись рамы и куски материи. Всё было в пыли, опилках, стружках и сверху полито красками. Брызги Варя увидела на дорогих обоях и золотистых шторах, пошитых в салоне.

- Вы живете здесь больше года, стирали ли вы шторы, хотя бы раз? – внутри поднималось негодование.

- Я ими не пользовалась, - парировала деревянная девочка.

Варя не нашла, что возразить.

-  Почему вы не моете посуду, не подметаете пол?

- Нет времени, вы же, видите, сколько работы? – существо показало на фрагменты ткани в чёрных разводах, отливающие лиловым, развешенные на сушилке, - и, вообще, у меня своя квартира есть. Зачем я буду убирать вашу?

«Оттенки потустороннего мира, сам Аид желал бы иметь такого «мастера» в своём царстве», - подумала Варя, глядя на мрачные тряпки, но нельзя обидеть человека, назвав его «творение» дерьмом.

Поинтересовалась тревожно:

- Вы стираете и гладите рубашки для Дениса? В чём он ходит на работу?  Это же не мастерская, а банк.

- Денис не нуждается в том, чтобы за ним ухаживали, по выходным дням сам стирает и готовит еду на следующую неделю, - девочка раздвинула дверцы шкафа-купе, показала мужские рубашки, галстуки, несколько костюмов, повешенных рукой мужчины, четко, на равном расстоянии друг от друга, без излишеств. Руки женщины к ним не прикасались.

Корявые пальцы-веточки скользили по мобильнику.

 - Диня, - глаза нагло сверкали, притворно вздохнув, пожаловалась, - теперь Варвара Михайловна хочет знать, в какой одежде ты ходишь на работу.

Денис резко ответил, что занят, позвонит вечером.

Появившийся водопроводчик был взбешён бедламом на кухне: чтобы подобраться к батарее, пришлось ждать, когда уберут кастрюли, вытащат грязную посуду из раковины и мусорное ведро из-под кухонного стола, от которого воняло. Когда глаза, его и Лизы, встретились, он замолчал, поспешно закончил работу и ретировался.

Выйдя из квартиры, выдохнув пар и откашлявшись, Варя увидела пожилую соседку по лестничной площадке.

- Я любила Анечку, - остановилась та поговорить, - все ею любовались, красавица, приветливая, а Лиза смотрит зло, не здоровается, хотя Денис представил нас друг другу. Даже, дверь в подъезде не подержит, если кто-то идёт следом, недавно чуть не убила меня, захлопнув перед носом. Что Денис нашел в ней?

- Может заниматься сексом на земле под открытым небом несколько дней подряд, не принимая ванну, как все представители животного мира, - обречённо констатировала Варя, и пошла домой, оставив на лестнице женщину с удивлённым лицом.

Посовещавшись, супруги попросили родственника искать другое жильё, сказали, что у них изменились планы на квартиру. Денис не удивился, ответил мягко и отстранённо. Предъявлять претензии по поводу испорченных вещей или жаловаться на подругу не стали, попросили, только, расставить мебель так, как стояла раньше.

Через месяц забирали ключи. Верстака, стола и стеллажа в квартире уже не было. Хмурый, бледный Денис, не смотря в сторону хозяев, снимал тумбочки с комода, расставлял кресла, передвигал кровать, спускал с книжного шкафа телевизор. Подушки пыли соскальзывали с предметов интерьера, плавали по комнате и оседали, перемешиваясь со стружками, опилками, нитками и обрывками тканей похоронных оттенков. Палитра эта хрустела на паркетном полу при каждом шаге квартиросъёмщиков. Лиза носила, по одному, небольшие свертки в машину. Относительно каждого спрашивала:

- Диня, и этот тоже?

Очевидным было: всё, что принадлежит им, следует забрать, но в расстроенных глазах Дениса читалась благодарность за то, что есть на свете человек, который слушает и понимает его. Вот, и родственники разочаровали.

Прошло время, Варя позвонила троюродному брату, хотела узнать, как устроился на новом месте, он не откликнулся. 

В пострадавшем жилище пришлось поменять столешницу, старая расслоилась. Муж подкрутил петли на кухонной стенке, обои отмыли, кресла пропылесосили, шторы отчистили и отстирали, пол ошкурили и заново покрыли лаком.

Следующего арендатора, повара из Италии, рекомендовала супругам риэлтерская фирма. Он работает в ресторане, расположенном в первом этаже их дома, платит больше, чем Денис, а убирать квартиру приходит женщина из его заведения.  

Позвонил отец Дениса. С тех пор, как, сын представил родителям новую подругу, от него нет известий. Четыре дня общения, и Лиза, не сказав ничего особенного, поссорила Дениса с семьёй. Мать разговаривать с Варей не захотела, а в голосе отца звучали недоверие и обида, удивлялся, почему попросили сына выехать из квартиры, какая кошка пробежала между ними.

«Не кошка, а клещ», - хотела объяснить Варя, но не знала, как это сделать, не рассказывать же пожилому человеку про переселение душ.

Отношения между родственниками прервались.

«И, всё-таки, - думает, не склонная к мистике, Варя, - не материализовался ли кошмар из её сна? Откуда, иначе, взяться этой, собранной из засохших веточек, с крысиным взглядом, злобной, нелепой девочке, страстно раскрашивающей куски материи в чёрно-лиловые тона и оставляющей пятна того же цвета на жизни людей, которым довелось с ней общаться».

 

 

         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных