Санкт-Петербург

НАСТОЯЩИЙ МУЖИК И ЕГО ЖЕНЩИНА

 

 Неприятности со здоровьем у Олега Владимировича возникли мгновенно, как стоп-сигнал за поворотом жизненного пути. Заместитель, которому доверял, как сыну, предал. Пришлось выгнать его, а самому перейти на должность консультанта, хотя никто ему этого не предлагал. Чувствовал сам, что виноват, не заметил измены.

То, что сердце, стало захлёбываться, не так потрясло его, как сбои в сексуальной сфере.

Женился Олег Владимирович поздно, после тридцати, и, по мнению родственников, не удачно, на женщине с ребёнком, моложе него на 12 лет.

Мать спросила:

- Что, девушек вокруг не было? Не мальчик, погулял, дай бог, каждому. Зачем чужую ношу на себя брать?

-  Мам, да, я стоять рядом с ней не мог, - закончил дискуссию мужчина.

Сначала рассчитывал на «проходящий» секс с Аллой, молодой сотрудницей фирмы, где работал тогда главным инженером, заманил её к себе в купе СВ поезда «Красная стрела», как это делал раньше неоднократно с другими женщинами во время командировок. Ошибся в расчётах инженер. Понял, что, именно, с ней должен прожить жизнь.

Некоторым препятствием оказалось то, что избранница замужем, и у неё полуторогодовалый сын, препятствием преодолимым для человека, привыкшего решать вопросы, не останавливаясь, и, даже, не замедляясь.

Отец Аллы предупреждал дочь:

- Смотри, от настоящего мужика и неприятности могут быть настоящие.

Будущему тестю Олег Владимирович подарил набор коньяков, о котором не мог и мечтать среднестатистический конструктор, поговорили по-мужски, осушив бутылку, объяснились, поняли друг друга.

На работе – скандал и горячая тема для разговоров, завидный жених определился с выбором, разрушил семью вчерашней студентки. Олег Владимирович перевёл жену работать в учебное заведение на кафедру к приятелю.

Всех и всё расставил по местам.

За годы совместной жизни ни разу не показал различия между их общим сыном, родившимся через год после свадьбы и её, от первого брака. Вопросы, касающиеся семьи, решал сам, но внимательно выслушивал мнение жены и, если ошибался, не боялся это признать. Поначалу жили с двумя мальчиками в тесной «однушке» с пятиметровой кухней, не виделись по несколько месяцев в году из-за длительных командировок мужа. Трудности быта не разрушили взаимную любовь и уважение.   

Потом Олег Владимирович стал директором фирмы, работал много, но большого богатства не нажил, не «крал», не получал «откаты», покупатели и поставщики об этом были предупреждены. Жена, преданная ему всецело, думала, как он, и не требовала лишнего.

Интересная, со вкусом одетая, ухоженная, любила его и, только, его, властного, энергичного, умного, красивого. Одевалась для него, духи - для него, «истязание» тела в спортивном зале - для него. Подбирала домашнее платье и причёску, ожидая Олега Владимировича с работы, как будто готовилась в театр или в гости. Мнение супруга о книге, фильме, спектакле или картине казалось ей самым неожиданным и точным. Гордилась, любила.

Но не так уж неправ оказался отец в своём «пророчестве». Другие женщины тоже замечали качества «настоящего мужика».

Встречая его в аэропорту из командировок, Алла Александровна вглядывалась в лица девушек и дам, везущих, неподалёку сумки на колёсах, пытаясь угадать, которая из них закрутила роман с её благоверным или вздыхала, когда на женский голос в мобильнике он отвечал: «Привет Вася, договор подпишу завтра, звони на работу», а потом удалял звонок из списка входящих.

Это и было проблемой супруги и «настоящими неприятностями» на протяжении многих лет, пока здоровья, в том числе, и мужского, у супруга было с избытком.

Ревности не показывала, единственная мысль – удержать любимого около себя.

Мужу стукнуло шестьдесят, отпраздновали юбилей и открылось, что «перспективный мальчик» тридцати пяти лет получает зарплату не только у них на фирме, но и у конкурентов. Как женщина, Алла Александровна чувствовала, что порядочным человеком и мужчиной этому, сладко улыбающемуся всем, субъекту не стать никогда.

Непростой, от рождения, характер супруга испортился. Раньше водку или коньяк пил по вечерам, чтобы расслабиться после напряжённого дня, теперь трудился меньше, а порции увеличились. За столом молчал. Когда шёл по коридору в спальню, ударял кулаком о стену. Неопознанные телефонные звонки прекратились.

Алла Александровна замерла в ожидании перемен. «Забрезжила» надежда, что мужчина, право быть с которым, отстаивала всю семейную жизнь, который интересен для неё в любую минуту во всех проявлениях, станет, наконец, принадлежать, только, ей.

Олег Владимирович же, лечивший, до этих пор, простуду и грипп водкой, а сердце – таблетками, которые давала жена и его не интересовало их название, принял непростое, для себя, решение, не ставя супругу в известность, обратиться к врачу.

Проконсультировавшись у «знающих» людей, оказался у уролога в больнице. Пожилой человек в белом халате, и с, такого же цвета, остроконечной бородкой, круглыми, выпуклыми, потерявшими цвет, глазами, осмотрев больного, и изучив анализы, констатировал, чуть шепелявя:

- Помочь могу, но ненадолго. Если же хочешь остаться мужиком, поставлю то, что требуется для нормального секса, правда, стоит эта штука прилично и страховой медициной не предусмотрена. Я тебя не уговариваю, решай сам, моё предложение на тот, лишь, случай, если хочешь остаться мужиком. Недавно, даже, восьмидесятичетырёхлетнему актёру пришлось такую операцию делать. Ну, и как сам понимаешь, оплата не в кассу, всё должно остаться между нами. Даёшь слово?

- Да, - решительный ответ пациента, при этом он пытался вспомнить, где видел лицо врача.

Алла Александровна застыла в ступоре, когда узнала, что муж посещал клинику, и, как доктор «не уговаривал».

- Я - против, категорически, - попробовала возразить, когда пришла в себя, -  врача понимаю, ему деньги нужны. А тебе зачем под нож лезть? Всякая операция опасна для здоровья, то, что случилось, это естественный процесс. Ты, до самой смерти, собираешься развлекаться с женщинами? – позволила себе, даже, упрёк.

- Не понимаешь ты нашего брата, - получила ответ, - может, у меня ни с кем никогда и не будет больше секса, но умру мужиком.

- Не лучше ли заняться плаваньем или скандинавской ходьбой? После тяжёлой, ответственной работы нужно восстанавливать здоровье, а не искать приключений.

- В этом случае я решаю сам. Не вмешивайся.

Она слишком хорошо знала мужа, чтобы продолжать дискуссию.

Олег Владимирович ценил жену и никогда не путал «божий дар с яичницей», а Аллу считал, именно, божьим даром. Вступая в интимную связь с другими женщинами, не сетовал на проблемы в личной жизни, длительных романов не заводил.

На больничной койке оказался за неделю до наступления Нового года, раньше, все палаты урологического отделения были переполнены, врач работал «на износ»: возвращал гармонию в семейную жизнь пациентов, и в свою, пополняя кошелёк.

- Операция несложная, дня три полежишь, и домой, - убеждал доктор супругов, - Новый год встретите у семейного очага.

- Как много больных, – удивилась Алла Александровна, - уролог, наверное, миллионер?

- Ты думаешь, все с такими проблемами как у меня? У одного - камни в почках, у другого воспаление, третий – с простатитом.  

- Врач на козла похож, - заметила супруга.

Муж удивился

- И, вправду, «одно лицо», а я всё думал, кого он мне напоминает.

В коридоре Алла Александровна остановила доктора.

- Извините, хотела предупредить: некоторые антибиотики на мужа не действуют. Лет пятнадцать назад он чуть не погиб от воспаления лёгких, простудился в командировке. Лекарство, выписанное врачом, не подошло.

Был в их жизни такой случай, она, даже, летала к мужу в Мурманск.

- Он выздоровеет, и мы с Вами обязательно поговорим, - доктор взял интересную женщину за локоть, и слегка сжал его. Выцветшие глаза «поплыли» по лицу.

- Думает, я явилась в больницу, чтобы получить удовольствие от беседы с ним, - разозлилась Алла Александровна, - век бы его не видеть, - надеюсь, он знает свою работу.

На третий день после «действа», когда, по словам врача, муж должен был отправиться домой, он всё ещё лежал в койке, начала скакать температура, Алла Александровна принесла из дома и поменяла постельное бельё, придав больничной койке аромат свежести кондиционера и их жилища. Выпиской, однако, «не пахло». Сильный человек растерянно смотрел на жену.

- Слушал бы меня раньше, а теперь, что я могу? – вздыхала про себя женщина.

Прошло ещё два дня, и она заподозрила, что муж с койки не встанет.

За день до Нового Года отделение опустело: кто-то выписался и ушёл сам, кого-то забрали домой родственники. На улицах снег, ёлки, деды Морозы с мешками, завтра праздник. Она - у постели, часто дышавшего от жара, супруга.

Утром 31-го декабря медсестра взяла у единственного пациента кровь для анализа. Прошло часа два, доктор стремительно вошёл в палату.

- Показатели крови, понимаете ли, такие, что этого не может быть. Делал аппарат, думаю, ошибка, сейчас придут, возьмут ещё раз, посчитают вручную.

Вид «козёл» имел не то, что тревожный, а прямо-таки ошарашенный. Анализ, обработанный вручную, показал результат первого. Супруга поняла: та же история, что с пневмонией.

- Доктор, я же говорила, надо было сначала пробу на чувствительность к антибиотикам сделать!

Врач назначил средство двух видов, одно вводилось в кровь посредством капельницы, второе – внутримышечно.

- Мне конец? – поинтересовался муж.

- Ты же хотел умереть мужчиной.  

- Но не планировал так скоро.

- Просто так я тебя не отдам.

- Кому? – блестящие от жара, глаза чуть-чуть улыбнулись своей «девочке».

- Никому.

Новогодней ночью в больницу посетителей не пускали. Муж оставался единственным больным на отделении, когда все прощались со старым годом. Первая такая ночь без глотка спиртного. Медсёстры и мужчины из другого корпуса тусовались в ординаторской. Алла Александровна дома смотрела телевизор, открыла шампанское, многократно вызывала мужа по мобильнику, рассказывая о чём-то, а на самом деле, хотела удостовериться, что он в сознании.

Врач, тоже, несколько раз звонил на отделение, узнать, как чувствует себя пациент, т.е. «жив ли», прокомментировала новогодний праздник Алла Александровна, после слов медсестры про «заботу» доктора.

Утром, первого января, была в больничной палате, в полдень появился на отделении врач, осмотрел больного, прописал ещё одно лекарство и вышел.

- Бессовестный человек, - произнесла супруга, - деньги взял, а …

- Какие деньги? – прервал её муж.

- Те самые, за операцию, не предусмотренную страховкой, ты же сам говорил, и деньги не малые.

- Я тебе говорил? Зря. Никаких денег врач от меня не получал, имей это ввиду.

К чему спорить? Раз дал слово, не выдаст. И ей не позволит.

Вместо обещанных трёх дней, Олег Владимирович пролежал в больнице, почти, месяц.

Но на этом история не закончилась.

Дома мужчина захотел опробовать, насколько действенной оказалась операция. Выпил «для храбрости».

- Позволь мне, сначала, забыть всё, что случилось, - возразила жена, - я чуть не потеряла тебя.   

Он не стал спорить.

На третий день Алла Александровна заметила, что перед тем, как пойти «погулять», супруг принял ванну, побрился и надел комплект нового нижнего белья, которое она привезла из Франции, гостила там у друзей.

Подойдя к входной двери, услышала, как он спустился по лестнице вниз, с третьего этажа на первый, из парадной не вышел, а вызвал лифт, и поехал наверх. На седьмом жила одинокая соседка, молодая, добрая, весёлая, компанейская, часто не трезвая, глаза её просто вспыхивали при виде мужа, когда встречались в подъезде.

- Этого ещё не хватало, - прошептала супруга, но заставила себя успокоиться.

- А, в чём, собственно, его вина? Это я - против.

Вечером попробовала наладить отношения.

Муж, снова, много выпил. Обнял жену. Почему-то, в этот момент ей вспомнился пакет с пачками кефира, который пришлось закупать для мужа и соседей по больничной палате, застиранные, серые больничные простыни в крови, мужской туалет с писсуаром при входе, (женского на отделении не было), широкая лестница, где на каждом этаже посетители говорили по мобильнику, их голоса звучали гулко, нестройный хор жалоб, вопросов, страхов. Потом мелькнула в памяти насмешливая улыбка соседки сверху.

- Оставь, наконец, меня в покое! – вспылила и осеклась, никогда не говорила так с ним прежде.  

Он замолчал, не считал возможным выяснять отношения с женщиной, тем более, в таком тоне. А мысли в голове - невесёлые: всегда считал, что в основе любови и привязанности жены лежал, прежде всего, секс, который соединил их когда-то. Был он молодой и сильный, отобрал «богиню» у другого, а теперь потерял мужское здоровье, жена разлюбила. Как же он этого не заметил раньше? Нет больше семьи.

В одиночестве жизни не мыслил, «менять коней» поздно, а «бабочки», подобные общительной соседке с седьмого, подходят для развлечения, не больше.

Алла Александровна не спала ночью.

Что ждёт их через несколько лет? Не станет ли муж смешным, жалким стариком, озабоченным поиском сексуальных развлечений? «Козёл» наградил его бесконечными мужскими возможностями совокупляться до последних минут жизни. Сможет ли она и дальше уважать, почти, боготворить его? Именно, это считала главным в их отношениях.

- Не одному же моему сделали такую операцию, - думала, проклиная уролога, толкнувшего мужа на «безрассудный», поступок, – сам, похоже, предпочитает ублажать супругу деньгами.

Утром муж ещё был в постели, а она смотрела в окошко регистратуры психиатрического диспансера.

Специалисты-психологи должны иметь опыт, возможно, они подскажут, как себя вести в такой ситуации.

- Состоите? – коротко спросила женщина, лет сорока, в белом колпаке, надетом на высокую шапку взбитых жёлтых волос. Регистраторша что-то писала и смотрела в компьютер, без интереса, со страхом. Преподавательский опыт Аллы Александровны подсказал, что в ближайшее время с новой программой ей не справиться.

- В вашем диспансере? - попыталась уточнить короткий вопрос.

- А где же ещё? – рассердился «колпак», программа - непонятная, пациенты - тупые.

- Нет, впрочем, не знаю, была у вас один раз, сказали, что небольшая экзема на подбородке - на нервной почве, направили сюда, но, потом, сменила крем, и всё прошло.

- Ясно, придётся подождать. Тех, кто впервые обратился, принимает заведующая, посидите.

Позвонила по телефону и взгляд застопорился на экране.

Ждать пришлось недолго, подошла любезная женщина, лет пятидесяти пяти, тоже, блондинка, и попросила изложить суть проблемы.

- Здесь люди вокруг, неловко, - Алла Александровна посмотрела на пациентов в коридоре.

- Не обращайте внимания, они нас не слышат.

Ещё раз оглянулась, но в лицах людей, ожидавших своей очереди на диванах и стульях, не заметила ни безумия, ни деградации.

- Хорошо, - и, шёпотом продолжила, - у меня проблема, я подумала, что Вы сталкивались с подобным и сможете помочь.

Пересказала кратко историю с операцией и поведение мужа.

- Понятно, - врач нахмурилась, - пытается вернуть молодость, то, что потеряно навсегда. За целую жизнь ничего не накопил в голове, заняться нечем.

Звучало сочувственно пациентке, но крайне недоброжелательно по отношению к супругу.

- Неужели из моих слов можно сделать такой вывод?  -  удивилась Алла Александровна, - похоже, начальница сама сильно пострадала от мужчин.

Сделала попытку оправдать супруга, мол, занимал высокие должности, в голове не пусто, физически, в форме, но начальница прервала разговор:

- Пойдёмте на второй этаж, в 207 кабинет.

Поднялись. На двери - табличка: «Психиатр». Вошли. Заведующая исчезла.

- Пожалуйста, садитесь и рассказывайте подробно, - предложил другой врач, мужчина, лет сорока пяти, плотный, с серым, хмурым, усталым лицом. Глаза - тоже серые, в тёмных тенях, безразличные.

- Пока, только, утро, - не поняла Алла Александровна, -  где он успел так устать?

- Дело в том, что мой муж сделал себе операцию, т.е. не он сам, конечно, а в клинике, что-то вроде имплантации полового члена.

- Да? И, как, результат? – доктор встрепенулся, глаза ожили.

- Он требует секса.

- А Вы?

- А я не хочу.

- Он сделал операцию, а Вы не хотите секса и пришли ко мне лечиться? – взгляд стал недобрым.

- У него отношения с другой женщиной, это мне мешает, - попыталась оправдаться Алла Александровна.

- Хотите сказать, что он Вам изменяет?

- Не совсем, это из-за того, что я отказалась.

- Так, Вам не ко мне нужно, а в 211ый кабинет, к психотерапевту. В какой клинике, кстати, делали операцию, вы говорите, успешно прошла?

Женщина назвала фамилию врача. Заметила, что он зафиксировал на листе бумаги. Выходя из кабинета, мысленно посочувствовала:

- Мучился, наверное, всю ночь, хотел доставить женщине удовольствие и себе тоже, не получилось, не выспался. Что поделаешь, врачи - тоже люди.

Психотерапевт в 211 кабинете оказался молоденьким, на вид лет двадцати трёх, не больше. Высокий, худенький и крайне серьёзный.

Почему-то Алле Александровне вспомнилось, что дочь знакомых мечтает получить профессию психолога, но раздумывает, куда подать документы для поступления.

Усаживаясь в кресло для пациентов, спросила:

- Вашей науке учат только в медицинском или и в других ВУЗах, тоже?

- Я дипломированный врач, окончил медицинский институт, и интернатуру, могу показать дипломы, - ответил молодой человек и, по-детски, «надулся».

- Простите, ради бога, не хотела вас обидеть, Ваша специальность сейчас популярна, думала, подскажите, где её можно получить.

- Не будем отвлекаться на другие разговоры, у нас есть сорок минут.

Мальчик выглядел строгим, абсолютно, положительным.

- Так много?

- Начнём.

Алла Александровна, снова, подробно рассказывала историю с мужем, отвечая на вопросы доктора. Он не заинтересовался проблемами операции, как предыдущий.

- Слава богу, с потенцией, в этом случае, проблем нет, - подумала женщина, - хорошо быть таким здоровым, уверенным в себе, иметь цель в жизни и знать, как её добиться. Но, чем может помочь в деликатном вопросе молодой человек, не имеющий жизненного опыта, даже, если он всегда был отличником?

- Так Вы говорите, выпивает? – отвлёк от размышлений врач.

- Да.

- Как много и как часто?

- Каждый вечер. Привык. Уставал раньше, приходя с работы.

- У вас одно общее жильё или есть другие квартиры? – неожиданный вопрос.

- Даже, три, муж обеспечил сыновей, есть куда вернуться после службы и учёбы.

- А почему вы от него не уйдёте? – следующий вопрос правильного мальчика с некоторой брезгливостью в сторону супруга, - если пьёт каждый день, да ещё и изменяет, - на безымянном пальце его правой руки – тонкое обручальное кольцо.

- Женат год, не больше, - поняла Алла Александровна, - по всему видно, считает себя, «искушённым» в житейских делах человеком.

- Поймите, - продолжил врач, - в его мозгу из-за спиртного произошли необратимые изменения. Он уже не остановится, будет портить вам жизнь, и всё. Как вы, вообще, с ним существуете?

Алла Александровна растерялась. Всегда боялась потерять супруга и, вдруг, такой поворот.

- Видите ли, я каждый день на работе, или в тренажёрном зале, или в бассейне, - начала оправдываться, - вечером убираю квартиру, готовлю ужин и обед на следующий день. Пока смотрю новости по телевизору, глажу бельё. В субботу и воскресение - встречи с друзьями, музеи, театры, все дни наперёд расписаны. У мужа всегда было много работы, длительные командировки. «Срослись» друг с другом за много лет, дети. Если разъедемся, инфаркт может случиться у него или у меня.

- У Вас инфаркта не будет, - уверено констатировал мальчик, посмотрев на неё с уважением, – освободите себя от этого бремени, вот мой совет, подумайте серьёзно. Впереди - интересная жизнь. Вам решать, как прожить её. Однако, мы уже больше часа разговариваем, другой пациент на очереди.

- Да, да, простите, спасибо большое, до свидания.

- Как у него всё просто, - удивлялась, пока шла из диспансера домой, - раньше боялась, что муж меня оставит, а теперь, оказывается, это должна сделать я.

Немного завидовала родителям мальчика, твёрдо усвоившего, что такое хорошо и что такое плохо. У неё не получалось удерживать сыновей от опрометчивых поступков. Олег Владимирович «приводил их в чувство», одного заставил выбрать военную карьеру, где многое в жизни определено заранее, второго отправил учиться финансам и работать за границу.

Дома увидела его, лежащего на диване, глаза закрыты.

- Доброе утро.

Молчание.  

Женщина села рядом.

- Была в психиатрическом диспансере. Плохо говорила с тобой вчера, прости, ночь не спала, это ненормально, подумала нужно проконсультироваться.

- На учёт меня поставила? – мрачный вопрос.

- Нет… Сама, наверное, встала. Доктор сказал, что в мозгу у тебя могут произойти необратимые изменения, поскольку пьёшь водку каждый день.

Она не сказала «произошли», только, «могут».

- А у тебя с мозгами всё в порядке? То зонтик оставила в гардеробе института, то купальный костюм забыла в бассейне, то в магазин пошла без кошелька. Ты не помнишь, даже, куда положила свои очки, надеешься, что я найду.

Это правда. Рассеянной была всегда, с годами усилилось.

- Разъезжаться? Доктор прав? Муж, кажется, её ненавидит, а соседке с седьмого этажа лет сорок, не больше. Чёрт бы побрал «козла». Зря надеялась на спокойное будущее.

- Чего ты хочешь? – спросил супруг, - я затратил много денег на операцию, столько пережил в больнице, чуть не умер.

- Хочу тебя любить, как раньше, очень хочу, - на глазах жены появились слёзы.

- Неправда, - не ожидал такого ответа.

- Ты много раз видел, как я вру? – обиделась Алла Александровна, - хочу любить тебя, а ты не позволяешь!

Муж не пил в этот день. Вечером был тёплый, снисходительный, как в молодости, она, снова, почувствовала себя котёнком в больших и сильных ладонях.

Постепенно всё между ними стало «возвращаться на круги своя».

Олег Владимирович растроган. Столько лет вместе, что-то путает, забывает, но говорит про любовь. Не ошибся, когда остановил свой выбор на ней. Соседке с седьмого этажа велел на мобильник не звонить, поговорят в восемь вечера, когда он после ужина выходит покурить на лестницу.

Алла Александровна «в курсе» перекуров с соседкой. На многие вещи она, теперь, не обращает внимания, напротив, старается поддержать мужа, поскольку, «отличник» сказал, что в мозгу у дорогого человека - необратимые изменения.

Иногда в памяти всплывает новогоднее происшествие: уролог с мутными глазами, решивший внеплановой операцией пополнить семейный бюджет, а получивший беспокойную новогоднюю ночь, милая начальница диспансера, уставшая «разгребать» мужские и женские проблемы, начинающиеся где-то, а заканчивающиеся в её учреждении.

Относительно психиатра с серым лицом, Алла Александровна надеется, что он поправил мужское здоровье у «козла» и лицо просветлело.

А про молоденького психотерапевта думает:

- Дай ему Бог, дожить до возраста мужа, добиться всего, о чём мечтает, не растерять убеждений, не испытать разочарований, не пить водки, остаться верным своей жене, и, просто, чистым человеком... Дай бог…

 

 

 

         
    Заполните обязательное поле
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных